☕ Новости Калуги и Обнинска
20 сентября 2018

В 2016-м жить будет веселее, или что в Воронеже делает ОНФ?

26.01.16
В 2016-м жить будет веселее, или что в Воронеже делает ОНФ?

Политгазета.рф продолжает беседы за чаем о политике и о жизни

Андрей Золотухин: Прошлый раз мы собирались в канун Нового, 2015-го, года. И, кстати, хотели собираться ещё в марте 2015-го, потому что надеялись на положительные перемены в стране. Но прошел год… Ситуация в стране действительно изменилась кардинально, но изменения произошли во внешней политике, а не во внутренней. В России, увы, ситуация во многих жизненно важных сферах ухудшается. А в правительстве и в других верховных органах власти все как сидели на месте, так и сидят. Обычно в преддверие Нового года, в первые дни пришедшего года, принято задумываться о главных событиях, тенденциях, прогнозах, сравнивать, анализировать. Многие в соцсетях в эти долгие праздничные каникулы, я обратил внимание, снова обратились к главным реалиям путинской эпохи. Начали сравнивать то, что было в 2000 году с тем, что есть в 2016. Говорят, что нефть снова 33 доллара, как в 2000 году, ровно столько же стоит. Россия в изоляции, как в эпоху СССР, с нами никто не дружит, даже наши родные украинцы. Народ потихоньку нищает. Вот что имеем в нашей внутренней политике. Но я не согласен с теми, кто подводит итоги путинской эпохи. Почему их нужно подводить? Зачем говорить «до свидания» тому, кто никуда не уходит? Итак, какие политико-экономические перспективы нас ожидают ближайшие, 2016-2017 годы? Что будет? Согласен, прогнозы сегодня – дело неблагодарное. Эксперты ничего спрогнозировать не могут. А мы давайте попробуем с точки зрения здравого смысла. Напомню нашим читателям кто собрался сегодня в тёплой дружеской обстановке: эксперт в области политики, кандидат исторических наук Борис Артёмов, писатель и публицист Александр Бунеев и ваш покорный слуга, редактор политгазеты.рф. К нам сегодня по уважительным причинам не смог присоединиться политолог и историк Павел Кабанов, он заканчивает очередную книгу. Надеемся увидеть и услышать его в ближайшее время. Итак… 

Борис Артёмов: Может ли улучшиться ситуация в экономике? Однозначно нет. Потому что есть тенденции, которые набирали силу все предыдущие годы, которые разовьются и в 2016 году, и в 2017, и даже может в 2018. Есть такой великий человек, у которого кличка в правительстве «водолаз», министр экономики Улюкаев, вот он говорит всё время, что мы то уже достали дна, то вновь к нему приближаемся, в общем, ныряет постоянно. А самая муть как раз на дне, там не видно ничего. Они вдвоем с Силуановым нас веселили последние полгода совершено противоположными вещами. В экономике нас ничего не ждёт, пока у нас такое правительство. Но я считаю, что правительство уйдет в отставку в 2016 году, потому что, судя по тому, как выполняются майские указы президента, а к маю ни о каких указах вообще говорить нельзя будет, реальные доходы населения падают, и к маю еще больше упадут. Козел отпущения должен быть, и его найдут.

В политическом плане, чтобы хоть как-то поднять имидж власти, который сегодня ниже плинтуса, необходимы какие-то меры. В первую очередь, по отношению к чиновничеству, которое погрязло в коррупции. С ней действительно никто не борется. А кто будет виноват? Та партия, которая не принимает антикоррупционные законы. Партия, которая лично противится принятию прогрессивного налога, которая выступает против конфискации имущества у коррупционеров. Это партия «Единая Россия». Она блокирует сегодня все. От нее придется избавляться. Она себя уже изжила. На выборах в Госдуму, если выборы вообще состоятся, будут, на мой взгляд, какие-то невообразимые изменения, например на выборы пойдет Общероссийский народный фронт. Как он будет называться, и как господин Чуров сумеет это дело выстроить пока неясно – но это будет не «Единая Россия».

И с точки зрения социального здоровья общества. Я думаю, снова будут нарастать протестные настроения в стране. Если посмотреть внимательно, то у нас в стране каждый день происходят какие-то протестные и забастовочные проявления. Взять тех же дальнобойщиков с «Платоном». Но ведь, посмотрите, госСМИ об этом попросту не говорят. Получается, что всего этого вроде как и нет. А оно есть и, я думаю, к весне протест начнет потихоньку активизироваться. А к осени – все проявится в полную силу. Протест явно будет направлен в сторону власти. Да, нам будут все время говорить, что рубль укрепляется и укрепляется. Сегодня до отметки 80 рублей за доллар, завтра укрепится до отметки 90 или 100, это все понятно… Три вещи, я думаю, произойдут в этом году: смена правительства, откат «Единой России» и нарастание социальной напряженности. И от того, как власть сумеет справиться с этими вызовами, будет зависеть, как мы встретим 100-летие Великой Октябрьской Социалистической Революции. Встретим мы юбилей спокойно, или же встретим его уже в другой социально-политической реалии.

Александр Бунеев: Присоединяюсь ко многим выводам Бориса Александровича. События в мире в конце прошлого года и в начале нынешнего происходят бурные. Надо понимать, что все взаимосвязано - события в мире, в России, в регионах. Беда в том, что мы не всегда можем увидеть и понять эту связь. Мы воспринимаем то, что льется на нас с экранов телевизоров. Внешняя политика России, и ее главная цель – уничтожение ИГИЛ – это замечательно, никто не спорит, кроме этого там есть еще одна цель – продемонстрировать мощь. Но, наверное, присутствует и то, что скрыто от невооруженного взгляда, одна из основных целей этой операции: Сирия служит барьером на пути к морю Катара, а Катар – это газ. И если мы Сирию упустим, Европа может отказаться от нашего газа вообще. Для нас это будет катастрофа. Поэтому и внешняя политика Росси направлена на то, чтобы стабилизировать экономическое и финансовое положение в стране. 

С другой стороны, как начинаются выпуски новостей. События в Европе, в Сирии, в Америке, где угодно, но только не в России. А у нас: то – снегопад, то – ёлки, то чудеса какие-то творятся.

Артёмов: У нас главное событие конца года – это дружба козла Тимура с тигром Амуром. С этого начинались и этим заканчивались новостные выпуски. История дружбы и любви козла и тигра. Заметили, какую оплошность допустило телевидение в эти дни? На Арбате брали предновогодние интервью, и одна продавщица, которая майками торгует, вдруг и говорит: у нас в этом году козел по популярности обошел президента. По продажам. И это в эфир вышло. Разное можно подумать.

Бунеев: Получается, даже телевидение может говорить то, что не хочет. А все то, о чем оно хочет сказать - ерунда какая-то. Чем больше на нашем телевидении говорится о том, какие кризисы и катаклизмы переживает мир и Европа, тем больше мы не сомневаемся в том, что они все это переживут, со всем этим справятся сами. Это их внутреннее дело. А нам больше внимания надо обращать на ситуацию внутри страны. Сколь угодно можно доказывать, почему у нас вырос доллар и инфляция 11% и выше, но ценники в магазинах, суммы в квитанциях, посмотрим еще как налог на недвижимость вырастет в этом году – все говорит само за себя. Сокращение рабочих мест, заработных плат, отказ от индексации пенсий – все это по наблюдениям и разговорам с людьми может иметь самые серьезные последствия.

Артёмов: К сожалению, мы видим сегодня продолжение процесса загнивания элиты, федеральной, региональной. Коррупция процветает на государственном уровне. Она по сути легализирована. Мы уже говорили о том, что областной закон о пенсиях для госслужащих реально вступил в действие. Сегодня средняя пенсия чиновника, выходящего на пенсию, колеблется от 50 до 110 тысяч рублей. И речь идет не о чиновниках класса «А», а о пенсиях обычных начальников управлений, департаментов. Они в сентябре, октябре, ноябре, декабре 2015 года выходили на пенсию пачками – с ежемесячным содержанием под 100 тысяч рублей. И хитрость заключается в том, что, выйдя на пенсию, они снова оформлялись на прежние места работы. Это законодательно возможно. Они понимали, что пенсии в нынешнем году могут срезать, но закон обратной силы не имеет, и все вышедшие на пенсию, в случае если их уволят, уже будут иметь ту пенсию, которую они получили в 2015 году, перерасчета пенсии не будет.

Бунеев: Смотрите, что получается, возвращаясь к внутренней ситуации в стране. Оппозиции у нас нет вообще. То, что именуется сегодня либеральной оппозицией – не больше, чем ширма для политических ток-шоу на телевидении. Шоумены приглашают туда народ с одной целью – создать видимость дискуссии. Предлагать иной вариант развития событий некому, кроме существующей власти. Но власть в любом случае должна иметь информацию о подлинной реакции на свои действия в народе. С одной стороны, население у нас абсолютно пассивное, никому нет дела, каждый живет своей жизнью, выкарабкивается как может. Но рано или поздно, посмотрев на свою зарплатную ведомость или на квитанцию услуг ЖКХ, человек все-таки задумается, а кто во всем этом виноват? И тогда уже трудно будет объяснить, что виновата Америка, Европа. Или либеральная оппозиция. Потому что её у нас нет. Таким образом, для того, чтобы сохраниться, власти нужна другая политическая система, другой политический расклад. Я не знаю, как насчет ОНФ будут обстоять дела, хотя в последнее время они активизировались. Буквально перед Новым годом был съезд в Липецке. И его участники жаловались на то, что все проблемы, которые они выкапывают в регионах, они сами не в состоянии решить, они их отправляют наверх, где они копятся и решаются или не решаются. Региональные структуры ОНФ сегодня мало что значат. Как ОНФ пойдет на выборы? Разве что по одномандатным округам. Он же не партия, а общественная организация. За оставшееся до выборов время, мне кажется, вряд ли можно будет создать какую-то новую партию, раскрутить ее. В 2016 году будет последняя попытка «Единой России» избираться в Госдуму и остаться со своим количеством депутатов. Я думаю здесь как всегда надежда на административный ресурс. Мы быстро привыкаем ко всему, в том числе к админресурсу и невозможности его победить. Избиркому кажется, что и на этот раз все прокатит. 

Но может не прокатить. По двум причинам. Во-первых, по явке. Если она будет такой же катастрофически низкой, как в прошлом году, 15%, любой человек со здравым смыслом задумается, насколько легитимно всё и эти выборы. Во-вторых, так называемые «свободные избиратели», не подконтрольные бюджетники, могут просто перестать голосовать за «Единую Россию». В этом случае Центризбиркому будет крайне трудно сказать – выборы легитимны, «Единая Россия» снова победила. Определенный риск здесь есть. Я думаю, что российская власть такой вариант просчитывает – поражение «Единой России». Смотрите, как активизируется коммунисты, даже наши воронежские. Кто первый бросился защищать церковь, которую хотели снести на Придаче? Коммунисты. Кто отказался голосовать в городской думе за последний закон – фракция коммунистов сказала, мы не будем принимать участие в голосовании, потому что это антинародный закон.

Артемов: В реальности, большинство законов, принятых Госдумой, носит антинародный характер.

Бунеев: От решения коммунистов, увы, снова ничего не зависело, и закон приняли, но сам факт настраивает на оптимистический лад. И ещё один позитивный момент. Я полностью посмотрел недавнее заседание Совета по культуре при Президенте России. И убедился в том, что люди, которые заседают в этом совете здраво и рационально мыслят. Такие люди остались. В частности, это выступление Президента Союза архитекторов России Андрея Бокова. Он не излагал одну частную проблему, не просил, чтобы президент включил ручное управление в чем-то. Он взял проблему градостроения в целом, как полагается профессионалу и специалисту. То, что сейчас существуют люди, у которых есть такие подходы и мысли, и они могут их высказывать – меня это радует.

Артёмов: Большая группа ученых Академии наук официально обратилась к президенту, чтобы он выслушал Глазьева, своего помощника, который изложил бы меры по улучшению ситуации в экономике, которые многим понятны, известны, но не принимаются. Речь идет о вывозе капитала за границу, национализации отраслей, приватизации. Творческий, научный потенциал у нас еще остался, другое дело совсем нет потенциала рабочего.

Бунеев: В том и беда, что те люди, которые должны воплощать все это в жизнь во всех сферах, начиная от экономики и заканчивая медиа-пространством, они исключительно меняют форму. У них нет предложений по изменению содержания, сути.

Золотухин: В сети сейчас публикуются любопытные посты про 33-долларовую нефть. Именно с такой цены на нефть началась путинская эпоха в 2000 году, тем и заканчивается в 2016-ом. Кто-то говорит, что это хорошо, дешевая нефть создаст революционную ситуацию. Кто-то спорит: очнитесь, это уже давно как очень плохо. Сейчас гайки везде, а особенно в социальной сфере, так затянут, что жить станет не весело, а печально. И никто ни слова не скажет. Везде все оптимизируют, только не пенсии чиновников. А простые люди затянут пояса до последней дырочки. Кстати, обратите внимание, такое ощущение, что в декабре 2015 года федеральные элиты схлестнулись не на шутку. Было спокойно-спокойно, а в конце года – всплеск. Консерваторы говорят о необходимости отмены выборов в госдуму вообще, в свою очередь на консерваторов-правоохранителей пошла очередная волна компромата. Конфликт внутри элит обостряется?

Артёмов: Пока видно, что начинается дистанцирование администрации президента от правительства. Медведев реже стал появляться на экранах. Конечно же, будут искать того или тех, кто окажется виноват в экономическом упадке. Не совсем понятно, правда, кто сейчас занимается внутренней политикой. Раньше был Сурков, сейчас его нет. Его заменил Песков. Володин в силу своего общего развития далек от всего этого. Пресс-секретарь президента появляется на экранах с ноября практически каждый день. Со своими комментариями. Какой-то процесс подспудный идет. Похоже, начинают отводить Путина от его окружения.

Золотухин: Кстати, вот мы говорим сегодня ОНФ, ОНФ, а кто-нибудь знает этих людей, их лидеров? Что, с ОНФ должна персонализироваться только одна фигура?

Бунеев: ОНФ и создали, как мы помним, для того, чтобы разделить ОНФ и ЕР, Путина и Медведева. Есть такая примета, если Соловьев и его приглашенные в ток-шоу люди начинают активно критиковать правительство, значит поступил сигнал. Ясно, чем это может закончиться.

Артёмов: Самая большая ошибка будет, если «Единая Россия» дружными рядами войдет в состав этого фронта. Понятно, членам «Единой России» куда бы не войти, главное сохранить место у кормушки. Посмотрите, нынешний институт Совета федерации – это маразм. Дом престарелых или отстойник. Других слов нет, такое мое мнение. Надо в корне менять эту систему. Нам нужен другой Совет федерации, пусть люди сами его избирают.

Золотухин: Я не думаю, что у нас что-то изменится в эту госдумовскую выборную кампанию. Будет, как и на местных выборах, праймериз. Наверное, ЕР пойдет последний раз или не в последний, но они через праймериз попробуют включить в списки новых людей. И там, наверное, будет больше народу из ОНФ.

Бунеев: Если праймериз в этом году будет таким же анекдотическим, как в прошлом, когда прошли одни люди, а потом их убрали, и поставили других. Уже не получится соединить ОНФ с ЕР. Он по определению борется с членами ЕР. Как отдельная сила.

Артёмов: Дело в том, что отсутствует конкретная информация о том, чем же занимается ОНФ в Воронеже. Я читал их сайт, они проводят гуманитарные, благотворительные акции, но и только, о них по большому счету в регионе ничего неизвестно. И площадки для дискуссий не осталось, разве что у новогодней елки. Нужна не та дискуссионная площадка в правительстве области, которая вроде бы есть сейчас. Нужна площадка на базе общественного движения, того же ОНФ. Мне кажется, эта организация может выступить с подобной инициативой у нас в Воронежской области. Позвать всех и поговорить о главном и насущном. 

Золотухин: Вернемся к 2016 году, к выборам в госдуму. Возможно, есть конфликт элит, и он будет обостряться. Верхи не хотят жить по-старому? А что низы? В 2016 году возможно ли какое-то повторение года 2011? Посмотрите, например, что в Венесуэле происходит? Оппозиция с большим преимущество выиграла парламентские выборы..

Артёмов: Оппозиция у них всегда была. Она не создавалась по указу, а возникла сама собой. Необходимые условия для реальной оппозиции: общественные площадки для свободных выступлений на темы, которые сегодня интересуют большинство. Вспомним 1989 и 1990 годы. Пусть они неоднозначные. Власть отдавала на обсуждение все острые темы – приходили и говорили: тема дискусии сегодня такая. Есть ли демократия в Воронеже, например. И люди приходили, высказывались. Да, сегодня многое изменилось. Иных уж нет, а те далече. Но… Сегодня нужно вновь провоцировать подобные дискуссии. Чтобы получить новые идеи, свежую кровь. В кадровой политике. Нам снова нужны перемены. Их могут дать только люди, которые не согласны с тем, что есть. Пока же в кадровой политике непролазные родственные связи везде, кумовство. Ни о каком профессионализме в управлении речи вообще не идет. ОНФ мог бы сегодня стать платформой для создания оппозиционных движений. Взять тот же Воронеж, огромные ЖК строятся в Северном, в основном, ДСК и «Выбор», Лукин и Цыбань – огромный район и вырубка леса, садов. Почему? Давайте проведем нормальные общественные слушания. Не по месту жительства, а в городе в целом. Готова ли для этого площадка гордумы? Нет. Областной? Нет. Такое впечатление, что один Костя Квасов что-то делает, старается, бьется. Его надо поддержать. Но кто его поддержит? Где ОНФ?

Бунеев: Оппозиция конструктивная нужна, несомненно. Нельзя сбрасывать со счетов православие. Вполне вероятно, что какая-то политическая сила будет с православным уклоном. Рейтинг православия высок, церковь у нас как бы отделена от государства, но она все равно остается встроена в его структуру. Так что это один из вариантов новой политической силы.

Артёмов: В самой церковной политике надо разобраться. Настолько церковь активна в регионе? Один момент, я был поражен совершенно. 7 января – Рождество – на площади Ленина ничего. Никогда такого не было. Концертов, шалашиков, ничего не было. Прием митрополита был как обычно и все. Церковь должна поактивнее как-то себя вести.

Золотухин: Давайте пристальнее посмотрим, что происходит у нас в регионе. Если говорить о конце 2015 года. Весь год у нас была кадровая чехарда, особенно в конце. Кадровая чехарда была в ключевых сферах – социальной, ЖКХ, строительной и в здравоохранении. С ним уже просто анекдот. Кого только сюда не ставили. Анекдотом стало и назначение руководителя воронежского отделения «Ростелекома» гендиректором КБХА. Люди, связанные с космической отраслью в Воронеже не понимают, что происходит. И еще одна тенденция – резкое противостояние гордеевской команды и справороссов. Депутат Госдумы от справороссов Пахолков очень обиделся за «кидалово» на облдумовских выборах и начал проводить жесткую политику по отношению к губернатору и его окружению. Не знаю, достигнут ли справороссы какого-то эффекта, но крови попортят. В СК они уже обращались, и еще будут обращаться. Любопытно, как поведут себя в этой ситуации единороссы и губернаторская команда. Не реагировать на это они не могут, а как они будут бороться со справороссами – очень любопытно. Интересная политическая ситуация в ближайшее время ждет наш регион в связи с этим.

Бунеев: Кадровые перестановки продолжатся, мне кажется. Это все в федеральном тренде. Каких-то людей надо менять. Вопрос в том, кого ставить. Резерва нет вообще. Меняют непонятными людьми. Что касается Пахолкова, то, мне кажется, его притормозят, и его противостояние с региональной партией власти ничем не кончится.

Артёмов: Рейтинг Алексея Васильевича Гордеева начинает падать, он падает каждый месяц. Всё это началось еще с прошлого года. Когда очередные коррупционные скандалы произошли. И всех смутило отсутствие его реакции на всё. Особенно в ситуации с вертолётом. СК то ведёт дело, то не ведёт. А реакции региональных властей – ноль. Почему? С кадрами тоже беда. Есть еще талантливые ребята, которые готовы заниматься промышленностью и другими отраслями. Но в регионе сложилась абсолютно пагубная система. Любое назначение – за деньги, за взнос. Что в ГАИ, что во многих силовых структурах, что в облправительстве. В Воронеже не один бизнесмен, который бизнес делал с нуля, их немало, но им и в голову не придёт платить за должность. В администрациях на вторых-третьих должностях работают нормальные люди, а вот на первых… Я терпеть не могу Саакашвили, но с ГАИ поступил бы как он – всех уволил бы за исключением каких-то совсем технических служб, и поставил бы новых. Также я поступил бы во многих социальных сферах. Ладно те должности, которые относятся к федеральной компетенции, но когда начальника культуры региона не могли найти полгода… Когда в здравоохранение не могут найти... Сейчас вот вновь возникла ситуация с пожаром в доме для инвалидов. Сняли директора с должности, руководителя департамента. И что, ситуация изменится? Та же Сухачёва пять лет была в резерве, и ее обходили, по кругу. Теперь она у руля, что-нибудь изменится к лучшему? Что в этой сфере произошло? Обиделись многие люди. В Воронеже в этот Новый год не было праздника широкого масштаба. Первый раз в Новый год на площади никого, суровые лица у всех. Огородили сеткой проход на площадь. А народ хочет выпить шампанское на площади, повеселиться, хлопнуть хлопушку. Такое ощущение, что никто всерьёз не контролировал 10 новогодних дней в Воронеже… Конкурсы в администрации области и города – это иррациональное нечто. Вот сейчас Викторова убрали с руководства образованием города. Но Викторов сам по себе нормальный чиновник. Пономарёва, нынешний глава общественной палаты – кто она? Жена молочного олигарха, её принимает губернатор, он что, молочное производство с ней обсуждает? А что ещё с ней можно обсуждать?

Почему Гордеев теряет популярность? Он лично не комментирует многое из того, что действительно интересует воронежцев, что происходит, например, в сфере борьбы с коррупцией. Второе – его кадровая политика не соответствует современным подходам. Она вообще ничему не соответствует. Я бы напомнил опыт Ковалёва, который сомневался, кого назначить замом по сельскому хозяйству, но при этом собрал руководителей и сказал: пока не изберете, не уйдёте отсюда. И они избрали Геннадия Макина, который на тот момент подошёл всем и оказался вполне эффективным менеджером. Это крайний случай, конечно. Сегодня решать, кто будет возглавлять специалистов, должны сами специалисты. Ещё остались мужики, я их знаю. Но Гордееву почему-то это не нужно, он заинтересован последние годы только сидеть тихо и спокойно, никого из вышестоящих не раздражать. Инициативы от него уже не исходит, а она нужна. Надо отменять колоссальные пенсии и зарплаты высшему чиновничеству. Там миллионы затрат. Эти суммы нужно обнародовать. ОНФ это может, простые граждане нет. Не надо публиковать ваши оклады, чиновники, опубликуйте ваше денежное содержание. Там хитрая система пенсионного обеспечения, в результате которой замначальника управления торговли выходит на заслуженный отдых со 100-тысячной пенсией.

Я считаю, что Алексей Васильевич и дальше будет терять авторитет, а есть ещё проблема города, которая всё усугубляется. 
Город лишен финансирования, а то, которое он получает, по сути, разделяется между своими. Гусев сегодня один из самых слабых менеджеров в постсоветском Воронеже, сравнить могу только со Скрынниковым.

Бунеев: Что касается города, то я думаю, у нас будет продолжаться градостроительный беспредел, потому что какая-то невообразимая инерция в этом процессе. Механизм запущен, котлованы вырыты, это уже не остановится. Исторического центра мы лишимся окончательно. Существует огромное количество ничьих земель и площадей в городе. Не только на окраинах, но и в центре. Это дикие замусоренные площади. Никто за их благоустройство не будет приниматься в этом году. Кому я только не говорил об этом. Все знают, все говорят, было бы неплохо, но все остается на месте. Ни одному нормативу современного города Воронеж, увы, не отвечает.

Артёмов: Опять же должна быть инициатива. Есть люди, которые могли бы стать ядром общественного городского совета. Мальцев, Елецких, Бунеев и ещё с десяток других. Мы все их знаем. Это люди без политических амбиций. Платить им не надо, просто отдать на общественную экспертизу всю эту городскую архитектуру и инфраструктуру. Но для этого нужно желание, воля. Раз так получилось, что кроме ОНФ сегодня обращаться не к кому, значит они должны себя проявить в этом.

Бунеев: Это помощь существующей власти, которую она на словах ждёт от общественности. А на деле?

Артёмов: А на деле, выходит, не ждет. Хотя гражданское общество может сегодня стать на одну сторону с государством. Страна в сложной политической ситуации. Война на три фронта, люди всё понимают. Во многих сферах такое взаимодействие может что-то добавить, принести плоды. 

Золотухин: Да, хотелось бы верить в то, что общественные организации в регионе возглавят поистине достойные, авторитетные общественники. Давайте нарушим сложившуюся традицию и все-таки встретимся еще за чаем в марте или апреле и уже конкретнее поговорим о политической осени. Давайте? До встречи!

Источник: www.politgazetavrn.ru

Андрей Золотухин
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Смотреть все «Новости» »
Комментарии Смотреть все Комментарии »

Статьи

+
...и еще материалы
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии