☕ Новости Калуги и Обнинска
15 августа 2018

Все продам, куплю гармонь и уеду на Рамонь

17.06.12
Все продам, куплю гармонь и уеду на Рамонь

Если кто думает, что фестиваль авторской песни – это скучная тусовка проспиртованных бардов в затертых свитерах и с засохшей кашей в бороде, то он глубоко заблуждается. Хватает всяких, но таких там точно нет. Да и совсем, знаете ли, не скучно,…

Если кто думает, что фестиваль авторской песни – это скучная тусовка проспиртованных бардов в затертых свитерах и с засохшей кашей в бороде, то он глубоко заблуждается. Хватает всяких, но таких там точно нет. Да и совсем, знаете ли, не скучно, судя по воронежскому фестивалю «Рамонский Родник», отметившему на днях десятилетний юбилей.

Автомобиль подобно поезду отстукивает степ по бетонке, ведущей на турбазу «Лесная сказка». Сегодня по этой бетонке проедут еще сотни машин - сегодня стартует десятый воронежский фестиваль авторской песни «Рамонский Родник». В отличие от подобных фестивалей в других городах «Родник» в последние годы часто меняет прописку. Это легко объяснить. Слишком часто у земли в Рамонском районе меняются собственники и слишком мало среди них тех, кого интересует бардовское движение. По сути, есть только один такой собственник, и юбилейный фестиваль проходит, как обычно, на подведомственной ему территории.

«Лесная сказка», конечно, не самое лучшее место для столь массового мероприятия, и критики давно это отметили. Но и не самое худшее: лес, река, инфраструктура, все есть. А то, что немного тесновато, так можно и потерпеть – не на курорт все-таки приехали. 

По прибытию сразу встречаем старых знакомых.

- Привет!

- Привет, вы где устроились?

- Мы - в домиках.

- Фу-у, «наматрасники»! А мы там – в палатке, в «резервации»...
Мы улыбаемся хорошей шутке, знакомые - тоже. Место основного палаточного лагеря действительно внешне напоминает резервацию: заросшая неработающая турбаза «Плес», обнесенная покосившимся забором из рабицы, резко контрастирует с ухоженной «Лесной сказкой», в которой расположились гости фестиваля, оргкомитет и, как выразился наш знакомый, «наматрасники». Контраст этот был настолько очевиден, что особо впечатлительные граждане даже заговорили о каком-то разделении на наших и ваших.

«Поздравляю, товарищи!!! Теперь НАШ фестиваль, стал тусняком для избранных. Я 15 лет езжу, такого бардака ещё не видел! Орг комитет ходит на поклон к какому-то Комарову и в ротик ему смотрят, а он говорит, что формат фестиваля будет другой, человек на 500-1000! Может лучше орг комитету сходить на поклон к Гордееву и потребовать нам ПОСТОЯННОЕ место? Когда начался ветер, стали падать деревья (старые и сухие) Нашим соседям, здоровенной сосной завалило палатку, хорошо, что там некого не было. В общем никакой организованности! Стыд и позор!!!» Этот пост некого Сергея Гончарова был опубликован после завершения мероприятия на странице фестиваля «ВКонтакте». Непонятно, правда, куда это ездил его автор все 15 лет, если фестивалю от роду пока только 10 лет. И почему вдруг фестиваль стал «НАШ», и о каком таком «тусняке для избранных» идет речь? Мы, например, предусмотрительно купили путевки на «Лесную сказку» еще 3 марта, и всякий, кто подумал бы о фестивале заранее, смог бы сделать то же самое. И, надо отдать должное «какому-то» Комарову, цены были ровно такие, как в обычный рядовой день. Другой бы, видя такое дело, смело задрал бы цену раза в два-три. И купили бы! К счастью, Игорь Комаров, хозяин «Лесной сказки» спекуляциями не занимается. Да и что говорить, он – один из тех немногих людей, которые не позволяют «Рамонскому Роднику» завянуть, как это происходит с его конкурентом «Парусом надежды».

Едва смеркается, выходим к главной сцене послушать Андрея Козловского. Козловского нет. 

- А когда будет?

Никто не знает.

- А Егоров?

- Говорят, все на концерте в Рамони, - объясняет случайный прохожий. 

Рамонь – это райцентр на севере Воронежской области, на территории которого неизменно проходит фестиваль. В этом году решено сделать два концерта открытия – один у замка принцессы Ольденбургской, главной рамонской достопримечательности, другой – как подобает – на главной фестивальной сцене. Кому было нужно дробить надвое традиционное ключевое мероприятие фестиваля, одному богу известно. Как потом сказал со сцены художественный руководитель «Родника» Виктор Байрак, «мы всегда что-то новое придумываем». Вот и придумали. Но ведь как красиво эта придумка на руку главе Рамонского района Виктору Логвинову пришлась! Наверняка уже отчитались перед областью: молодцы, мол, - потратились, организовали, провели. Дело, можно сказать, государственной важности, а мы тут лезем со своим мелким эгоизмом – Козловского нам подавай.

Кстати, выступление Козловского мы пытались застать трижды, и все тщетно. Как-то не совпали в эти дни наши с ним жизненные ритмы. На юбилейном «Рамонском Роднике» автор «Дункеля» и «Деревянной головы» выступал либо поздно ночью, либо в грозу – то есть тогда, когда более логично спать или пить. Подробная программка с расписанием выступлений тех или иных исполнителей фестивалю бы не помешала. Однако как ее составишь в условиях «железной» бардовской дисциплины? Бежит такая девочка Женя из оргкомитета по дождю через всю турбазу, чтобы предупредить очередного поэта-песенника о выходе на сцену, а он ей: «Скажи всем, что я не приду». И девочка Женя мчит уже обратно, чтобы как-то перекроить концертную программу с учетом новых вводных. А народ теме временем ждет, пребывая в неведении.

Второй день фестиваля – это как прощенное воскресенье. Всегда найдется то вчерашнее, за что не мешало бы попросить прощение, хотя бы у себя самого. Одновременно это еще и День прозрения, так как начинаешь понемногу понимать, что ты все-таки не просто в лесу, а на музыкальном фестивале, и что пора бы, наконец, прикоснуться к искусству. Возможностей для этого предостаточно: здесь – творческие мастерские, там – «Что? Где? Когда?», тут – сцена, на которой в режиме нон-стоп кто-то обязательно поет. В основном - многочисленные «девочки-припевочки». Это такая категория девушек-бардов, они все, в принципе, на одно лицо, обладают схожим арсеналом аккордов и сочиняют исключительно песни про любовь, очень похожие одна на другую как словами, так и гармониями. Живая музыка на «Рамонском Роднике» звучит по 20 часов в сутки, и, пожалуй, добрую половину всего эфира занимают именно они. Можно только представить, какой объем музыкального материала воспроизводится за это время. Самое печальное, что иногда в нем попадаются действительно интересные работы, но они с рождения обречены на гибель, так как неизбежно теряются в потоке однотипного бесцветного контента. В чей огород камень? Да ни в чей. Если бы, предположим, Леонид Сергеев выдавал бы по несколько песен в месяц, то очень скоро и его творчество потеряло бы всякую ценность. А теперь представим, что сразу десять Леонидов Сергеевых выдают по несколько песен к ряду. 

«Припевочки» благоволят или даже боготворят сцену. Глупенькие, не понимают, что истинная ценность и популярность барда на фестивале определяются отнюдь не частотой его появления на сцене, а количеством желающих взять его в плен.  Взять барда в плен – это такая фестивальная традиция, смысл которой заключается в том, чтобы затянуть именитого или не очень песенника за свой стол. Иногда это происходит довольно легко и спонтанно. Неожиданно из темноты на огонек выдвигается фигура человека с гитарой:

- Извините, а здесь случайно нет Юли?

- А, может, я вместо Юли сгожусь? – гостеприимно уточняет дядя Дима атлетического телосложения.

В этот момент барду технично подсовываются рюмка водки и стул, и – птичка в клетке. Последующие пару-тройку часов птичка поет, рассказывает анекдоты и смешные истории, и самое главное, что птичке в плену очень нравится, так как здесь за столом – ее самая благодарная аудитория за все три фестивальных дня. Может, это кого-то удивит, но барды вообще – очень удивительный народ. Все представления о них как об угрюмых инженерах и физиках-ядерщиках в засаленных свитерах и засохшей кашей в бороде категорически беспочвенны. Барды, прошу прощения за некоторые подробности, напротив, очень прогрессивны, современны, чистоплотны, интеллигентны, интеллектуально подкованы и все без исключения обладают хорошим чувством юмора. Они действительно пишут хорошие и умные стихи, сочиняют красивую музыку, неплохо разбираются в жизни и очень начитанны. С ними интересно общаться и можно обсуждать практически все – от домостроя до устройства гравицаппы. 

С одним из таких мы сидим за длинным столом в беседке. На вечерний лес надвигается гроза. В озонированном воздухе отчетливо чеканятся гитарный бой и знакомые сточки «Михаил Самуэльевич, бросьте гуся…».

- Если Вы вдруг устанете, я Вас сменю, - вдруг говорит коротко стриженный черноглазый юноша бородатому Вадиму Гефтеру. Вадим Гефтер – широко известный в узких кругах автор-исполнитель из Донецка, гость фестиваля. Черноглазый юноша – один из местных представителей поколения «next», весьма специфический и настойчивый. Гефтер одобрительно толкует что-то про связь поколений и передает гитару юному – как представляется - дарованию. 

- Только я в другом стиле работаю, - авторитетно предупреждает юноша и начинает неуверенно дергать медиатором за струны. Чертовски отвратительно, под нескрываемое изумление находящихся в беседке слушателей, он вытягивает из себя жалкое подобие творения Гуфа или Дельфина. А затем еще более ужасно, содрогая ни в чем не повинный инструмент и срываясь на крик, заводит предмет собственного сочинения под названием «Белочка». Общий смысл произведения укладывался в весьма незатейливом сюжете, в котором парень в состоянии белой горячки всю песню убивал табуреткой какого-то старика.  

Гефтер терпеливо слушает, периодически погружаясь в дрему, подобно большой ящерице, неподвижно замершей в ожидании жертвы. Однако жертвы так и не последовало.

- Старик, ты хорошо играл, - по-доброму заключил гость из Донецка.     

- Это я по-пьяни написал, - ответил автор, и гордости в его словах было тесно.

Подобные «старики» на поляне «Рамонского Родника» из года в год встречаются пачками. Едва забрезжил пух над верхней губой, а пальцы освоили два-три «блатных» аккорда, они едут на фестиваль за самоутверждением, за признанием собственного таланта, которого, зачастую, нет и в помине. Таланта нет, зато есть избыточная агрессия, максимализм и стойкое стремление фланировать от костра к костру в поисках свободных, желательно уважаемых, ушей. Важно, чтобы уважаемые уши услышали Гуфа или «Белочку» именно в его, а ничьем другом исполнении. 

И все равно это лучше, чем шариться по подъездам и заниматься гоп-стопом. Потому мудрые «гефтеры», воспитанные на Визборе и Окуджаве, не посылают юных самовыдвиженцев сразу к чертовой бабушке, а стараются найти плюсы даже там, где их не существует. Самое удивительное, что находят. Поражаешься тому терпению и той находчивости, с которой заслуженные авторы объясняют некоторым своим горе-подражателям, в чем они, мягко говоря, не правы. И только в самых тяжелых случаях, когда совсем не за что зацепиться, используется крайний прием: «Старик, ты хорошо играл». 

Ночью прошел тропический ливень. Ветер повалял деревья, кому - на палатку, кому - на «Теану». Сразу нашли виновных. Разумеется, это - организаторы и охранники агентства безопасности «Волк»: первые недоорганизовали, вторые недоохраняли. Эмчеэсовец докладывает кому-то по телефону, что «турбазу отстояли». Судя по интонации в голосе, стоять пришлось насмерть. Спрашиваю:

- Дорога через Маклок свободна?

- Можете ехать, утром наши лесные браться освободили ее от упавших деревьев и веток!

«Лесные братья» - это, стоит понимать, лесники, оперативно сделавшие за эмчеэсников их работу. Почему-то сразу вспомнились «Маугли» и «Лесная братва». На этой шутливой ноте десятый «Рамонский Родник» для нас закончился. Нет-нет, эмчеэсник здесь ни при чем, перебросившись еще парой фраз, мы спокойно сели в машину и отправились в город. А фестиваль в это время доживал свой последний в этом году фестивальный день, как обычно, наполненный позитивом одних и недовольством других. В этом дне, безусловно, были Сергеев, Егоров, Барановский, Фролов, Гефтер и другие замечательные авторы. Был и Козловский собственной персоной – в этот раз днем и без дождя. Надеюсь, только обошлось без «старика, который хорошо играл». Хотя утверждать не берусь.

Фото Алёны Рокси 

Евгений Крамченко
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Смотреть все «Новости» »
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии