☕ Новости Калуги и Обнинска
19 ноября 2018

Как это можно — отделить красочный слой картины и дублировать его на новый холст?

14.08.18  19:22
Как это можно — отделить красочный слой картины и дублировать его на новый холст?

Обычно мы о художниках, о Великих мастерах, о Великих произведениях живописи. Сегодня – чуть о другом, менее заметном, менее известном.

О том, о чём мы иной раз не подозреваем и не задумываемся – какой опыт, знания и самоотверженный труд необходимы для того, чтобы мы могли наслаждаться великими полотнами.

Знали ли вы о том, что огромное, всемирно известное полотно можно дублировать на другой холст? Не переписать, а аккуратно, не повредив, снять краски – и перенести на другой холст?

Знали ли вы о том, что разбитый на чуть ли на тысячу кусков, причём иные – до состояния чуть ли не пыли – можно аккуратно собрать, склеить – и многочисленные посетители даже не видят следов реставрации?

Вот об этом пойдёт речь.

Михаил Врубель, «Голова Демона»

«…в конце декабря 1928 года, когда один из посетителей Русского музея, студент художественного техникума (как потом установили — душевнобольной), разбил единственную гипсовую отливку скульптурного произведения Врубеля «Голова Демона». Врубель почти не работал в скульптуре, и эта работа занимала в нашей отечественной пластике особое, уникальное место.

Два врубелевских Демона находятся в Русском музее. Один на полотне — в вечном полете над пустынной землей. Картина эта не окончена. Но и в незавершенном виде она хранит мечту Врубеля, мечту всей его жизни.

Другой — выполненный в гипсе — смотрел на людей невыразимо скорбными, полными ужаса глазами, и на воспаленных губах его, кажется, запекся крик. Эти неправдоподобно распахнутые глаза видели, наверное, такие бездны, такую безысходность, какие вряд ли становились уделом обычного человека. Может быть, больной мозг посетителя музея и не выдержал этого взгляда?

Удар был сильным. Скульптура разлетелась на сотни, может быть тысячи крупных и мельчайших осколков.

Что было делать? Взять совок и швабру и смести с пола разлетевшиеся кусочки гипса?

— Попробую спасти его, — сказал скульптор Игорь Всеволодович Крестовский. — Для начала надо огородить весь участок пола, где лежат осколки.

Зал для посетителей закрыли, пол огородили, и никто, кроме самого Крестовского, не имел права приблизиться к огороженному пространству.

Скульптор занялся... физикой, а может быть, даже баллистикой. Он ни к чему не прикасался, а внимательно изучал расположение осколков, закономерности их распределения на полу. Эта часть работы завершилась созданием настоящей топографической схемы. А затем скульптор-реставратор брал самые крупные куски и подбирал к ним более мелкие осколки — «спутники». Бессистемные на первый взгляд осколки стали собираться в «узлы». Самые маленькие кусочки величиной менее миллиметра приходилось брать пинцетом. И наконец — склейка фрагментов специальным составом.

«Голова Демона» была через два месяца восстановлена полностью. Теперь неспециалисту трудно даже заметить, где находятся стыки и склейки. А скульптор И. В. Крестовский стал в известном смысле соавтором Врубеля. Со дня гибели и возрождения «Головы Демона» прошло почти полстолетия. Но этот случай останется памятным событием в истории Русского музея и его реставрационных побед».

Илья Репин, «Бурлаки на Волге»

«В конце 1967 года возник вопрос о возвращении первоначального вида, репинским «Бурлакам». За эту уникальную работу взялся заведующий реставрационным отделом Русского музея, опытнейший художник-реставратор Ананий Борисович Бриндаров.

«Бурлаки» давно нуждались в помощи реставратора. Потемнел, пожелтел покрывающий картину лак, который превратил голубое небо на картине в зеленоватое; сцементировался слой грязи, налипший на полотно, появились трещины грунтового и красочного слоя. Все это значительно исказило картину, ее колорит, ее облик. Бриндаров занимался расчисткой полотна многие месяцы. А рассказывает о своей работе так, будто не сделано ничего особенного.

— Мы устранили многочисленные трещины. Дублировали картину на новый холст. Потом сняли потемневшие лаки. Снова заиграли подлинные, репинские краски, полнее предстала великолепная цветовая гамма, характерная для творчества раннего Репина.

Кстати, о дублировании холста — это одна из тончайших и сложнейших процедур в реставрационном Деле. Неспециалисту она кажется фантастической. В самом деле как это можно — отделить красочный слой картины, да еще редкостного, неповторимого шедевра национального искусства? Невероятно! А Бриндаров так просто говорит об этом!»

Про агрессивную среду – нас с вами…

«Губительно для картин непостоянство температурно-влажностного режима в залах. От избытка влаги набухают нити холста, они как бы «отекают», при повышенной сухости — сжимаются, перегорают. Эти незаметные для глаза колебания основы отрицательно сказываются на всей картине: давно высохшие краски не способны расширяться или сжиматься в том же «ритме», что и нити холста, красочный слой начинает крошиться, осыпаться.

Колебания температурного и влажностного режимов вызываются не только переменами погоды, климатом, а еще и... нами самими.

Человеческий организм выделяет около 60 граммов водяного пара в час. Посетитель музея насыщает влагой более пяти кубометров воздуха. А ведь в залах находится одновременно множество людей. В 1961 году, например, на выставке картин Левитана в Русском музее температура в залах поднялась почти до 30 градусов! Прекрасный левитановский «Золотой плес» не выдержал повышенной температуры и влажности — полотно начало морщиться. Картина приобрела нормальный вид и состояние только после закрытия выставки.

И еще одна забота: приходя в музей даже в самую сухую погоду, посетители приносят в его залы грязь и пыль улицы, пусть незаметную на поверхностный взгляд, но чрезвычайно чувствительную для картин. Когда раз в полгода или в год специалисты-реставраторы устраивают картинам санитарный день (чаще беспокоить драгоценные полотна нельзя), то тампонами со специальным составом снимается немало пыли и грязи, от которых уберечь картины невозможно.

В некоторых музеях, где сохранились художественные паркеты, посетителям предлагают надевать поверх обычной обуви войлочные туфли-футляры. Но оказалось, что даже это средство не способно уменьшить количество пыли».

Из книги Юрия Алянского: «Рассказы о Русском музее».


P.S. … знаете ли вы, что: «Это кажется невероятным, но с 1930-х по 1983 год в Москве иногда происходило перемещение домов, весивших много тысяч тонн с места на место, чтобы расчистить пространство для строительства новых зданий. Причём иногда перемещения производились без отключения коммуникаций и выселения жильцов». Улицу Горького, нынешнюю Тверскую, например, «раздвигали».


Александр Изгаршев
Больше не «политтехнолог», ибо в современной России это уже практически синоним слова «Жулик». Не «журналист», просто иногда пишет что-то. Почетный Пенсионер нашего раёна.
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Главная тема
Выбор редакции

Статьи

+
...и еще материалы

Пресс-релизы

Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии