☕ Новости Калуги и Обнинска
18 августа 2018

Ливия: следующий фронт борьбы с исламским радикализмом

20.03.16


Просто иллюстрация - чему приводит борьба за демократию. Тоталитарный диктатор уничтожен, но вместо него - не свобода слова и собраний, а совершенно жуткие отмороженные типы. Но теперь их много. У них масса оружия, боевой опыт и они совершенно неконтролируемы. И что особенно приятно: всё это великолепие - в паре шагов от облагодетельствовавшей…

Просто иллюстрация - чему приводит борьба за демократию. Тоталитарный диктатор уничтожен, но вместо него - не свобода слова и собраний, а совершенно жуткие отмороженные типы. Но теперь их много. У них масса оружия, боевой опыт и они совершенно неконтролируемы. И что особенно приятно: всё это "великолепие" - в паре шагов от "облагодетельствовавшей" Ливию безумной Европы.

Впрочем, старушка безумна только на первый взгляд. Это простым европейцам и ливийцам вся эта "демократия" ещё не раз аукнется. А для Госдепа США, нефтяных и финансовых корпораций всё абсолютно шоколадно. Устранён конкурент, устранена угроза доллару, ливийская нефть по большому счёту под контролем, профит гарантирован. Ещё одна прекрасная иллюстрация, какими идиотами выглядят наши доморощенные "либералы", демократы и прочие прекраснодушные граждане, которые упорно жуют розовые сопли на тему "времена изменились, мир изменился, никто больше не думает, как безжалостно и цинично ограбить соседа, сейчас выгоднее равноправное международное сотрудничество" и пр.

Правда, они это всё жуют, когда описывают современные взаимоотношения США и России, дескать, полную фигню несут официальные российские СМИ о борьбе за мировую гегемонию, о противостоянии США и России, о совершенно нехороших планах и намерениях доброго Госдепа в отношении России. Бред всё это, вопят, времена изменились. Причём многие - абсолютно искренне.

Удивительный инфантилизм. На грани идиотизма. Вот видеть, что произошло с Ливией и продолжать твердить про "времена изменились". Но у них и на это есть контраргумент: Каддафи был плохой, недемократичный и его следовало убрать. Просто дальше что-то пошло не так. Тут, конечно, хочется задать вопрос: а где пошло "так"? Пока везде на территориях, куда вбомбили "демократию", почему-то получается не торжество свободы, а кромешный ад и Израиль на разные вкусы с учётом национального колорита. Но с одним непременным условием, которое работает как часы: все ништяки облагодетельствованных с завидным постоянством оказываются в руках благодетелей.

Но ведь чем хорош российский либерал и демократ: во-первых, видит только то, что хочет, что укладывается в его бредовые теории. Остального не замечает категорически. Во-вторых, предельно изобретателен в поисках оправданий по типу "сама виновата, нечего было короткую юбку надевать". Поэтому нижеследующий текст не для них, ибо бессмысленно, а остальные могут ознакомиться.

После свержения в 2011 г. режима М. Каддафи территория Ливии на фоне «продолжающегося безвластия и хаоса» превратилась в пристанище для разного рода экстремистов, в том числе для террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), которое «ведет агрессивную кампанию по овладению территориями» в этой стране и становится все более влиятельным игроком в ливийской гражданской войне.

 

Лидеров и идеологов джихадистов привлекает в Ливии большая территория страны, наличие огромных запасов оружия, оставшихся со времен правления Каддафи, выход к морю, чего нет у них в Сирии и Ираке, обширные и не охраняемые границы с Тунисом, Алжиром, Нигером, Чадом, Суданом и Египтом, близость к европейскому континенту. К тому же, как считают главари ИГ, успехи группировки в Ливии помогут уменьшить, усилившееся в последнее время давление на экстремистов в Ираке и Сирии.

Первые ячейки ИГ в Ливии начали появляться весной 2014 г., когда по приказу главаря джихадистов Абу Бакра аль-Багдади на родину стали возвращаться воевавшие в Сирии боевики с задачей формирования здесь филиала организации. В апреле 2014 г. в городе Дерна на востоке Ливии (300 км от границы с Египтом) была создана радикальная группировка «Совет Шуры исламской молодежи», присягнувшая на верность А. Б. аль-Багдади. Однако летом 2015 г. боевики ИГ были выбиты из Дерны и отошли в окрестности города.

Постепенно сторонники ИГ стали закрепляться и в других частях страны, преимущественно в прибрежных районах. Восток Ливии в октябре 2014 г. был объявлен «провинцией халифата». Ряды формирований, связанных с ИГ в стране, пополнялись, в том числе, бывшими сторонниками Каддафи, «которые рассматривают организацию как «удобную площадку» для удовлетворения в некотором смысле своих реваншистских планов». Лояльные «Исламскому государству» боевики к концу лета 2015 г. взяли под контроль Сирт — родной город М. Каддафи, расположенный в центральной части страны. Кроме того, сторонники ИГ распространили свое влияние в районе Бенгази. На сегодняшний день Сирт стал штаб-квартирой ИГ в Ливии, причем большая часть находящихся в нем боевиков (70%) – иностранцы, в основном тунисцы, а также алжирцы, египтяне, суданцы, алжирцы, а также иракцы и сирийцы. Опорные пункты боевиков имеются на востоке, западе и юге страны.

В целом к настоящему времени сторонники ИГ действуют примерно на 20-25% территории Ливии. Они контролируют прибрежную полосу протяженностью свыше 200 км, захватили или вплотную приблизились к стратегически важным районам, которые имеют не только выгодное географическое положение и необходимую инфраструктуру, но и богаты запасами углеводородов. Речь идет о «нефтяном полумесяце» (побережье залива Сидр), где расположены крупные терминалы по экспорту углеводородов: Рас-Лануф, Эс-Сидр и Бен-Джавад. В начале 2016 г. боевики совершили нападения на эти города, но не достигли успеха. Как видится, попытки захвата нефтяных месторождений и транспортной инфраструктуры будут боевиками ИГ продолжены. Об это, в частности, свидетельствует информация о наборе джихадистами инженеров-нефтяников с целью их последующей переброски в Ливию. Отмечаются и опасения в отношении попыток экстремистов установить свой контроль над рядом стратегических портов на средиземноморском побережье Ливии, что «даст им возможность осуществлять транзитные операции со своими единомышленниками в других точках мира, прежде всего в Сирии и Ираке». Группировка взяла ответственность за целый ряд терактов, вооруженных нападений на различные объекты, похищения и казни людей, в том числе иностранцев. Сторонники ИГ в Ливии, стали устанавливать связи с экстремистами из Туниса, Египта, Алжира, и Мали. Однако, учитывая трудности, испытываемые ливийскими сторонниками ИГ, эти контакты, за исключением Туниса, пока не являются достаточно тесными.

По оценке экспертов ООН (декабрь 2015 г.), «Исламское государство» в настоящее время остается единственной группировкой в Ливии, которая получает указания из «штаба ИГ» (иракского и сирийского центров организации). Что же касается финансирования ливийского ответвления джихадистской террористической организации, то, по мнению некоторых экспертов, оно «осуществляется не из Мосула или Ракки, а из Дохи, которая собственно и является основным архитектором создания ИГ в Ливии».

Успехи джихадистов в Ливии во многом обусловлены тем, что «Исламское государство» выдвинуло «привлекательный для многих враждующих между собой ливийских мусульман идеологический проект». Джихадисты смогли серьезно пополнить свои ряды за счет перебежчиков из различных ливийских группировок и граждан стран Магриба. При этом они используют в своих интересах противоречия между различными конфликтующими между собой ливийскими группировками. Всего в 2015-2016 гг. численность боевиков ИГ в Ливии, оценочно, увеличилась с 2-3 тыс. до 5-6,5 тыс. человек, что достаточно много в условиях Ливии. Особое внимание главари ИГ уделяют переброске в Ливию «руководящих кадров» из Сирии и Ирака для повышения возможностей своих местных сторонников в вопросах руководства боевыми действиями и управления контролируемыми территориями. Так, ливийский филиал ИГ в 2014-2015 гг. был усилен примерно 800 боевиками, которые ранее воевали в Сирии и Ираке. Кроме того, джихадисты ведут активную пропагандистскую работу в интернете.

И все же возможности «Исламского государства» в Ливии ограничены. Так, здесь «отсутствует ключевой элемент, позволивший ИГ быстрыми темпами захватить большие территории в Сирии и Ираке, — изоляция суннитской общины фактически и ее исключение из политической жизни». В Ливии же сунниты составляют подавляющее большинство населения. «Таким образом, ИГ, хотя и занимает свою нишу в джихадистской среде Ливии, но не сможет усилить свое влияние до таких масштабов, как это имеет место в Сирии и Ираке». Во-вторых, в отличие от Ирака и Сирии, у джихадистов в Ливии нет пока возможностей предоставлять местному населению административные и социальные услуги (хотя попытки создания местных управленческих структур предпринимаются), так как они не имеют доступа к месторождениям углеводородов и контрабандным сетям по их продаже. «Реализовать такой план в Ливии намного сложнее — теневой трафик и контрабанда нефти находится под контролем местных кланов, не желающих делиться этим доходным сектором с радикальными исламистами». Немаловажно и то, что группировка сталкивается с сильным сопротивлением со стороны местного населения, у ИГ имеются «сложности с установлением взаимодействия с различными ливийскими кланами и создания с ними долгосрочного военно-политического альянса». Сказывается и разрозненность сторонников «Исламского государства», действующих на ливийской территории.

Отсутствие в Ливии единого национального правительства и армии не позволяет вести эффективную борьбу, в первую очередь вооруженную, с местным филиалом «Исламского государства. Как отмечают западные эксперты, «быстрое распространение ИГИЛ (прежнее название ИГ) в Ливии не стало для ливийских лидеров фактором, способствовавшим ускорению процесса национального примирения» и объединения различных группировок в интересах борьбы с общим врагом». При этом вооруженные формирования ни одного из крупных ливийских военно-политических объединений не в состоянии самостоятельно нанести поражение боевикам «Исламского государства». К тому же они в большей степени воюют между собой. Так, Ливийская национальная армия под командованием генерала Х. Хафтара наносит «ограниченные» авиаудары по боевикам ИГ и лишь в последнее время активизировала боевые действия против них в районе Бенгази. Численность отрядов исламистской коалиции из Мисураты не столь велика, чтобы вести бои с решительными целями против джихадистов из ИГ. Военные возможности коалиции «Рассвет Ливии» позволяют активно действовать против сторонников ИГ, однако руководство исламистов особенно и не стремится к этому.

США и их союзники по НАТО видят серьезную угрозу, исходящую со стороны «Исламского государства» в Ливии, однако пока не намерены идти на прямое масштабное военное вмешательство с целью разгрома джихадистов в этой стране, ограничиваясь деятельностью спецслужб, периодическими авиаударами по боевикам (США) и действиями спецназа (Франция, Великобритания, Италия, США). «Попытки сформировать коалицию внутриливийских и западных сил (имеется в виду НАТО) для начала каких-то осмысленных наступательных действий против ИГ в Ливии» пока не увенчались успехом. В то же время считается, что западное военное вмешательство в Ливии возможно лишь после того, как в стране будет сформировано репрезентативное и дееспособное правительство национального единства, которое обратиться к западным государствам с просьбой о помощи в борьбе против джихадистов. В то же время многие на Западе заявляют: «Необходимо любой ценой избежать открытого военного вмешательства, нужно действовать скрытно».

Отсюда.

old_umbrella
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Выбор редакции

Смотреть все «Новости» »
Комментарии Смотреть все Комментарии »
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии