☕ Новости Калуги и Обнинска
18 августа 2018

«Английская королева» воронежской политики

21.04.14
«Английская королева» воронежской политики

Региональный парламент за 20 лет с уществования превратился в выхолощенный и формальный институт власти

27 апреля – День российского парламентаризма. К нашей Госдуме он отношения не имеет: праздник приурочен к первому заседанию Государственной Думы Российской империи в 1906 году. В его преддверии, 24 апреля, в Воронежской областной Думе пройдет свой праздник, посвященный 20-летию регионального парламента.  Этот орган законодательной власти провел первое заседание 14-15 апреля 1994 года.

Придет губернатор. Придут депутаты разных созывов. Представители федеральных и областных структур исполнительной власти. Будет много добрых и красивых слов. Но все же областная Дума – не девушка, которой в день рождения надо говорить только комплименты и милые пожелания. Юбилей – важный повод задуматься: чем стал региональный парламент за 20 лет? И насколько эффективна сегодня законодательная ветвь власти?

В 1994-м многим казалось, что представительная власть умерла. Расстрелян Верховный Совет, распущены местные Советы всех уровней. Страной и регионами монопольно управляла исполнительная власть: президент и главы администраций. Создаваемым Государственной и областным Думам общественное мнение определяло роль послушного «одобрямса» любых  их решений. Но 20 лет назад «кукловодить» парламентами не удалось.

Воронежскую областную Думу возглавил Иван Шабанов – бывший первый секретарь обкома КПСС, председатель Областного Совета. Главный оппозиционер региона до конца 90-х определил политический тренд в Воронежской области, ставшей символом «красного пояса» - противовеса либеральных реформ, навязываемых сверху России.

Однако сегодня, спустя двадцатилетие, Воронежская областная Дума стала именно тем парламентом, которого ожидало общественное мнение в 1994-м. Стала «Думой всеобщего одобрения» любых решений исполнительной власти.

Воронежский политолог Дмитрий Нечаев видит причину этого в личностях депутатов. Считает их «малоработающими» и имеющими «уровень подготовки вчерашнего, а то и позавчерашнего дня. У многих народных избранников нет для депутатской деятельности и серьезных знаний, и практического опыта законотворческой деятельности».  

Иван Шабанов считает, что нынешним депутатам не хватает смелости.  «Наша первая Дума была посмелее с точки зрения постановки политических вопросов», - вспоминает он.

Нынешний спикер Владимир Ключников, конечно же, с критикой не согласен. По его словам, «Дума не безмолвствует. В ней  идет со стороны незримая, но постоянная работа». И, мол,  в парламенте «достаточно законов, которые принимаются с трудом», а «законы, которые вносятся губернатором, проходят правку и корректировку».  Другое дело, что снимаются противоречья «в рабочем порядке», на комитетах, а на публичное обсуждение не выносятся – незачем, мол, выставлять противоречья между ветвями власти на всеобщее обозрение. «Если мы начнем разжигать между собой конфликты, то плодотворной работы не будет», - считает Ключников.

Аналогично оценивает ситуацию и губернатор Алексей Гордеев. По его мнению,  «в последние годы сложился новый тип отношений между законодательной и исполнительной ветвями власти региона, основанный на всестороннем конструктивном сотрудничестве».

Вроде бы все получается складно. Дума, заботясь о народе, предпочитает публичным спорам кабинетные и, благодаря этому, мы стабильно развиваемся.  Но вот вопрос: если бы завтра Воронежскую областную Думу V созыва взяли и распустили, как Советы в 1993-м, насколько бы сильно упало благосостояние жителей региона? Насколько бы снизились темпы его экономического развития? Что вообще изменилось бы, закройся региональная законодательная ветвь власти? К сожалению, это риторические вопросы.

Получается, что областная Дума со всем ее аппаратом существует сегодня лишь для того, чтобы блюсти конституционную формальность, предполагающую наличие законодательной ветви власти в субъектах федерации. То есть, играет роль третьесортной «английской королевы».  Увы, без ее очарования, мудрости, исторических традиций и любви со стороны верноподданных.

Впрочем, причины этого вовсе не в уровне подготовки депутатов и личных качествах председателя регионального парламента. Основы проблем в самой сути нынешней системы власти. Формально Россия является федерацией. Той самой, за которую так сегодня бьются юго-восточные регионы Украины. Другое дело, что российский федерализм в условиях жесткой президентской вертикали власти не имеет ничего общего с экономической свободой регионов. Налоговая политика выстроена так, что почти все республики, края и области находятся в жесткой зависимости от трансфертов и субсидий из Москвы.  Число субъектов-доноров не превышает десятка. И это, не считая столиц, прежде всего, нефтегазодобывающие регионы. А уровень возвращающихся на места дотаций определяется, в первую очередь,  степенью личной лояльности и близости первых лиц регионов к президенту. Во вторую – эффективностью работы исполнительной вертикали власти по формированию различного рода областных государственных программ и готовностью участвовать в  софинансировании федеральных. А вот влияние законодательных органов власти регионов на движение основных финансовых потоков сведено к нулю.  Основное же правило власти в том, что она принадлежит тому, кто распоряжается деньгами.

Формально такое право у региональных парламентов есть: они утверждают бюджет, заслушивают отчеты об его исполнении. Но на практике мы имеем всю ту же почетную функцию «английской королевы». Бюджет – это колоссальный финансовый документ, над которым ведет многомесячную работу аппарат целого ряда департаментов и управлений из сотен специалистов. Потом его получают несколько десятков депутатов, из которых лишь несколько человек что-то мыслят в бухгалтерии. Для того, чтобы профессионально оценить главный финансовый документ года, им бы потребовался колоссальный штат помощников и специалистов. А это – тысячи новых чиновников в масштабах страны. Решение абсолютно тупиковое, потому что даже грамотный анализ региональных бюджетов еще не означает наличие у депутатов политической воли на отклонение документа, представленного исполнительной властью.

Тогда в чем, хотя бы теоретически, могла проявить себя Воронежская областная Дума? Где то поле, на котором депутаты могли продемонстрировать свой профессионализм?

Возможно, идеал сегодняшнего депутата – пришедший недавно в парламент на довыборах миллионер Иван Куликов, который в своем округе всем и вся раздает из личного «кошелька» деньги, покупая одежду, стройматериалы и даже коров? Наверное, многие жители сказали бы «да». Ведь это возможность для самых бедных и слабых получить помощь, минуя массу бюрократических препон. Вопрос в том, для чего тогда «иванам куликовым» депутатское кресло? Быть добрыми и заботливыми, раздавать деньги и буренок можно и без мандата.  Раньше считалось, что богатые люди идут в депутаты, дабы получить особый статус, защищающий их от уголовного преследования. Но эти времена в прошлом. Как показал пример вице-спикера Воронежской областной Думы предыдущего созыва Сергея Жукова – мандат не спасает от тюрьмы.

Значит, сегодня Дума – это просто статус (типа, как у владельца «Порше») и доступ в «клуб по интересам», где можно быстрее и проще договориться о делах с нужными людьми. Но, главное, депутатский мандат – своего рода страховка в бизнесе, позволяющая избежать «наездов по беспределу» со стороны многочисленных проверяющих инстанций. Более того, с ним можно надеяться на соблюдение всех нормативных сроков при оформлении необходимых в бизнесе документов: скажем, разрешения на строительство. Как делятся опытом депутаты, именно эта сторона жизни «народных избранников» позволяет им «отбить» деньги, вкладываемые в избирательную кампанию.

Но во всем этом нет и косвенно никаких политических мотивов. Сегодня воронежский региональный парламент – это место, куда приходят в основном те, кто надеется, по умолчанию, обменять свое соглашательство с  любым решением исполнительной власти на «пакет» бонусов, позволяющих успешно заниматься «делом». Именно такие депутаты, прежде всего, наполняют ряды фракции «Единая Россия», составляющей 86% депутатского корпуса Воронежской областной Думы. Редкие исключения – депутаты, стремящиеся помочь людям в своем округе. Плюс – несколько оппозиционеров, поддерживающих слабую искру в угасающем пламене политической жизни региона.  Хотя та же ЛДПР или «Справедливая Россия» представлены «клонами» бизнесменов-«единоросов», просто выбравших для удобства другие партбилеты.

На любые вопросы журналистов депутатам об отсутствии критики исполнительной власти звучат весьма схожие ответы: представители всех фракций в один голос рассыпаются в похвалах губернатору Алексею Гордееву. Между строк всегда читается: «зачем мы будем мешаться под ногами у такого управленца?! Ведь он так улучшил жизнь в нашей области!»

Да, улучшил. Но постоянный контроль, своевременная критика со стороны депутатов позволили бы исполнительной власти принять более эффективные решения по целому комплексу принципиальных вопросов. В нем и одаривание землями строительных компаний, якобы крайне поиздержавшихся при возведении квартир обманутым дольщикам. И создание Фонда капитального ремонта с абсолютно возмутительными условиями финансирования. И тот же наевший оскомину никель. И африканская чума свиней. И «заталкивание» на должность мэра Воронежа бессловесного и беспомощного Александра Гусева, запустившего дороги областного центра до состояния начала 2000-х годов. И целый ряд других кадровых решений с привлечением никому неизвестных, не имеющих нужной практики специалистов на должности заместителей председателя правительства.

У депутатов было множество поводов и ситуаций, когда они должны были встать и публично сказать губернатору «нет». Сказать именно публично, а не кулуарно, в кабинетах. Прежде всего, потому что в кабинетах, наедине с Гордеевым, у них еще меньше шансов на это «нет», чем в зале областной Думы. И в то, что «нет» хотя  бы когда-то звучало из депутатских уст, могут поверить лишь крайне далекие от региональной политики люди.

Но главное не в этом. Публичная критика, публичное озвучивание ошибок исполнительной власти необходимы самой исполнительной власти. Потому что у нее не остается шанса на кулуарное решение проблемы – путем запугивания или «умасливания» того, кто сказал «нет».

Ждать подобного поведения от депутатов V созыва Воронежской областной Думы уже не приходится. У них нет на это, прежде всего, хотя бы какого-то внутреннего стимула. Они соглашатели по сути – человеческой и политической.

Но не будем забывать – каждый народ имеет ту власть, которой заслуживает. И областная Дума в ее нынешнем составе не возникла по волшебству и мановению руки Алексея Гордеева. Она избрана нами – населением Воронежской области. Мы отдали свои голоса за соглашателей, предпочитающих торговать своими убеждениями. И в этом плане наша Дума – зеркальное отражение позиции самих избирателей.

Через полтора года после 20-летия нашу областную Думу ждет переизбрание. Не важно, по какой схеме пойдут депутаты. Мы всегда можем разобраться и понять: кто из них намерен быть частью реального парламента, а кто продолжит политику пресмыкательства перед исполнительной властью. Но если мы опять не захотим разбираться и просто поставим галочки там, где нам укажет неподвластный критике «голос свыше», то новый созыв не будет ничем отличаться от этого. Он лишь вновь отразит нашу с вами выхолощенную политическую сущность. И пенять на это просто нет смысла.

Сергей Свербицкий
*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
X

*После отправки комментарий должен пройти модерацию

Имя

E-mail

Комментарий

Выбор редакции

Смотреть все «Новости» »
Комментарии Смотреть все Комментарии »
Первый баннер
Второй баннер
Третий баннер
Четвертый баннер

Sponsored content

X
Все Новости Новости Калуги Новости Обнинска Статьи Аналитика От первого лица Авторы Блоги Фоторепортаж Пресс-релизы Комментарии